Не рекомендуется лицам моложе 16 лет

М.В. Жижина "Определение задачи экспертизы и формулирование вопросов экспертам. Возможности экспертизы документов"

14.11.2011

Загрузить документ

Краткое описание:


Полное описание:

Автор: Жижина Марина Владимировна, к.ю.н., доцент кафедры криминалистики МГЮА им. акад. О.Е. Кутафина,  эксперт-почерковед,  стаж экспертной работы с 1999 года

 

Определение задачи экспертизы и формулирование вопросов экспертам.

Возможности экспертизы документов.

Как показывает судебная практика, определяя круг и содержание вопросов, выносимых на экспертизу, суд, как правило, строго придерживается ходатайств сторон, зачастую цитируя содержащиеся в них формулировки вопросов. От того насколько сторона информирована о правильном определении вида экспертного исследования, корректной постановке вопросов эксперту и возможностях экспертизы во многом зависит успех и оперативность решения экспертной задачи.

Заявление ходатайства о назначении судебной экспертизы документа предполагает определение класса, рода и вида экспертизы, задания эксперту и формулирование этого задания в виде вопросов, ставящихся перед экспертом и требующих разрешения.

В зависимости от того, к компетенции какого именно рода криминалистической экспертизы – судебно-почерковедческой или судебно-технической экспертизы документов – относится проверка выдвинутой версии, назначается та или другая экспертизы (ее род, вид) и определяется задание эксперту. Обе разновидности судебной экспертизы документов относятся к классу традиционных криминалистических экспертиз, в системе которого занимают подразделы на уровне рода. В пределах же последнего различаются виды каждой из названных экспертиз[1].

Как свидетельствует судебная и экспертная практика, основной целью при назначении судебно-почерковедческой экспертизы является установление подлинности (или неподлинности) подписей и удостоверительных записей. Непосредственным объектом исследования в подавляющем большинстве случаев являются подписи от имени существующих лиц.

Задача, ставящаяся перед экспертом лицом, ходатайствующим о назначении экспертизы, облекается в форму вопроса.

Круг и содержание вопросов, по которым должна быть проведена экспертиза, определяются судом.

Законодательство требует от эксперта точного следования содержанию сформулированного задания, которое не может им произвольно изменяться. При правильной формулировке вопроса эксперт не тратит времени на уточнение задания, согласование его с судьей. Поэтому в криминалистической и методической литературе много внимания уделяется правильной постановке вопроса перед экспертом, приводятся примерные формулировки, которыми должна руководствоваться и сторона, ходатайствующая о назначении экспертизы.

При формулировке вопроса-задания эксперту-почерковеду в рассмотренном нами типичном случае необходимыми элементами, подлежащими отражению в вопросе, являются:

а) цель: установить кем выполнена подпись (запись) – конкретным лицом или определенным лицом из числа предполагаемых исполнителей;

б) в отношении спорной (исследуемой) подписи: указать от чьего имени она выполнена (фамилия, имя, отчество), где расположена (на каком документе, к какой его части);

в) в отношении каждого предполагаемого исполнителя – фамилия, имя, отчество.

Правильно сформулированный вопрос должен выглядеть примерно следующим образом:

«Кем выполнена подпись от имени Солдатова Василия Ивановича, расположенная на лицевой стороне простого векселя № Р-2552-34 после слов «Управляющий филиалом АБ «Инкомбанк» - самим Солдатовым Василием Ивановичем или другим лицом?» Или:

«Кем – самой Крыловой Марией Николаевной или другим лицом – выполнена подпись от ее имени, расположенная после слов «главный бухгалтер» в деловом письме № Б-ВА-156 от 09.06.2001г.?»

От четкости постановки вопроса зависит и ясность ответа.

Типичные недостатки в формулировании вопросов при назначении судебно-почерковедческой экспертизы состоят в том, что:

  • не точно формулируется задание,
  • не указывается, от имени кого выполнена исследуемая подпись,
  • не определяется, в какой части документа исследуемая подпись расположена.

При формулировании вопроса необходимо помнить следующее:

а) не следует облекать вопрос в наукообразную форму и использовать слова «идентичность», «степень идентичности», «идентифицировать», т.к. в ставящейся перед экспертом задаче речь может идти об идентификации подписного почерка конкретного лица, а не подписей, которые как рукописные идентифицирующие почерковые объекты идентичными быть не могут;

б) не нужно в вопросах использовать такие слова, как «соответствует», «принадлежит». Они не выражают точно то задание, которое ставится перед экспертом. Что значит «принадлежит»: выполнена от имени определенного лица или им выполнена? Это далеко не одно и то же. Для разрешения спора важно установить – кем выполнена подпись или запись, а потому именно в такой форме должно быть сформулировано задание. Более неудачно слово «соответствует».;

в) если сторону интересует факт выполнения подписи определенным лицом, то не следует давать задание по установлению выполнения исследуемой подписи и образцов одним лицом. Такая формулировка вопроса, если эксперт не изменит ее, обязывает его применить несколько иную схему идентификационного исследования: в статус исследуемого объекта эксперт должен поставить каждый образец;

г) в формулировке вопроса нередко не указывается, от чьего имени выполнена исследуемая подпись, она определяется как подпись конкретного лица, как подпись лица, занимающего конкретное должностное положение, или не определяется вовсе. Для определения исследуемой подписи в криминалистике принято выражение «подпись от имени…», его и нужно использовать. Не следует определять подпись и через должностное положение лица, информация о котором для эксперта в данном случае не несет полезной нагрузки. Если необходимо использовать эти сведения для определения локализации подписи, то следует написать: «подпись от имени Н., расположенная после слов (или в строке) «Директор предприятия».

д) локализация подписи в вопросе должна быть по возможности точной. Недостаточно указывать лишь документ, содержащий подпись. Кроме его основных реквизитов должно быть сообщено: на какой странице и в какой ее части расположена исследуемая подпись (вверху, внизу, справа, слева), какие слова ей предшествуют (или следуют за ней).

Вопрос в определении о назначении экспертизы – основной содержательный ориентир для эксперта. Неточность формулировки может повлечь за собой неточность ответа. Получая определения с описанными выше формулировками, эксперты вынуждены: уточнять их непосредственно у судей (когда непонятно задание), переформулировать вопрос без изменения объема и существа задания, либо, что, к сожалению, очень часто имеет место, цитировать неграмотно или некорректно сформулированные вопросы в заключении.

В области судебно-почерковедческой экспертизы разработаны научные и методические основы решения идентификационных задач, в том числе в отношении таких сложных объектов, как краткие записи и подписи, разработаны и разрабатываются методы и методики решения многих диагностических задач. При этом методы и методики исследования почерковых объектов носят как качественно-описательный (традиционный), так и количественный характер, предполагают использование математических подходов, статистического анализа, электронно-вычислительной техники.

Ряд методов и методик автоматизированы, имеют программное обеспечение и реализуются на ЭВМ. Так, для решения задачи о подлинности подписи, т.е. выполнении ее тем лицом, от имени которого она значится, или неподлинности, т.е. выполнении ее другим лицом с подражанием подлинным подписям, существует комплексная методика, имеющая программное обеспечение и реализуемая на ЭВМ, которая дает возможность эксперту придти к правильному выводу при решении таких сложных и плохо дифференцируемых объектов как краткие и простые подписи[2].

Разработана алгоритмизированная методика исследования подписей, выполненных в необычных условиях[3], которая позволяет решать целый ряд диагностических задач о необычных условиях выполнения подписей (об автоподлоге и подражании, о факте алкогольного опьянения в момент выполнения подписи, об обстановочных факторах – неудобной позе, подписывании документа в движущемся транспорте и др.).

Вместе с тем от потенциальных возможностей судебно-почерковедческой экспертизы, определяемых кругом решаемых с ее помощью задач, следует отличать возможности экспертизы при решении конкретных задач, возникающих при рассмотрении конкретных дел. В таких ситуациях возможности экспертизы зависят еще и от других факторов, в числе которых основными являются:

1) пригодность объекта исследования для решения конкретной задачи;

2) наличие необходимого сравнительного материала, достаточного по количеству и качеству, и других данных и сведений из обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы;

3) достаточный уровень знаний у эксперта для решения задачи данного вида.

Потенциальные возможности криминалистической экспертизы не безграничны. Существует граница, за пределами которой объект исследования: подпись, краткая запись, штрихи и т.п. становятся непригодными для решения поставленной перед экспертом задачи. Иногда эта непригодность очевидна (в экспертной практике был нелепый случай направления на экспертизу судом для решения идентификационной задачи «крестика» в избирательном бюллетене); в ряде случаев она устанавливается с помощью специальных методов исследования. В отношении спорных с точки зрения пригодности подписей в судебном почерковедении разработан специальный метод определения априорной информативности подписи, позволяющий в отношении кратких и простых подписей определять их пригодность (или непригодность) для решения задачи о подлинности (или неподлинности) существующими методами[4].

При назначении судебно-технической экспертизы документов круг задач, ставящихся арбитражными судьями на разрешение эксперта, значительно шире. Это связано с большим разнообразием задач, решаемых с помощью этого рода криминалистической экспертизы. Тем не менее, он имеет свои рамки и ограничивается типичными судебными ситуациями, содержащими объяснение генерации спорного документа.

Наиболее типичными объяснениями версии о неподлинности документа по данным тематической судебной и экспертной практики оказываются: изготовление спорного документа «постфактум», т.е. в более позднее время, нежели в нем указано; изготовление документа способом, при котором он теряет свое удостоверительное значение (выполнение подписи техническим способом – с помощью копирования, использования факсимиле и др.; использование поддельных печатей и штампов; внесение изменений в текст документа; не единовременное изготовление документа, а составление его из частей других документов; нарушение естественной последовательности нанесения реквизитов при изготовлении документа и т.п.).

Соответственно при назначении экспертизы проверка соответствующего объяснения версии о неподлинности документа и определяет цель как содержание задачи, ставящейся перед экспертом.

Однако, в прямой формулировке вопроса о подлинности (или неподлинности) документа задачу перед экспертом ставить не следует, поскольку установление этого факта в компетенцию эксперта не входит. Решение вопроса о подлинности (или неподлинности) документа остается за судьей, который будет принимать это решение на основе фактов, установленных экспертом с учетом других доказательств. Эти факты непосредственно связаны с объяснением версии сторон, они способствуют решению суда, но его не заменяют. Вопрос о подлинности документа и его реквизитов требует юридической оценки в процессе судебного доказывания и поэтому экспертом решаться не может.

Наиболее часто интересует проверка версии о том, что документ был изготовлен позднее указанной в нем даты, а, значит, не может подтверждать те отношения, удостоверение которых должно было состояться значительно раньше. Другие диагностические задачи, связанные с установлением временных характеристик – одновременность выполнения реквизитов документа и разделяющие их интервалы, последовательность нанесения или выполнения конкретных реквизитов документов (например, подписи и оттиска печати) ставятся реже.

В то же время довольно часто требуется установить способы выполнения подписей, нанесения оттисков печатей, изготовления документа посредством монтажа, замены листов и т.п.

Вопрос о способе выполнения подписей возникает чаще всего в двух ситуациях:

1) удостоверительное значение подпись имеет только при рукописном ее выполнении. При возникновении сомнения в том, что изображение подписи не является рукописным (изображение подписи нанесено с помощью факсимиле или каким-то иным «техническим способом»), этот факт подлежит проверке с помощью экспертизы;

2) возникает сомнение в подлинности подписи в связи с предположением о ее выполнении с помощью технического копирования (с предварительной технической подготовкой – через копировальную бумагу, посредством передавливания с последующей обводкой, на просвет, с использованием компьютерных технологий).

В современной практике относительно редко перед экспертом ставятся вопросы о факте изменений, внесенных в содержание документа (наличие дописки, подчистки, травления).

Решение идентификационных задач чаще всего требуется в отношении печатей и штампов, печатающих устройств, материалов письма. В этой группе исследуемых объектов преобладающее место занимают оттиски печатей. К числу идентификационных относятся и задачи по установлению единого целого, т.е. факта, что документ представляет собой единый целостный объект, а не составлен из различных листов или фрагментов. Сопутствует этой группе диагностическая задача – установление факта монтажа документа, которая входит в группу задач, связанных с установлением способа изготовления документа.

Все сказанное ранее относительно значения формулирования вопросов эксперту-почерковеду относится и к вопросам для эксперта-специалиста в области технической экспертизы документов.

Вопросы при постановке задачи об установлении времени изготовления документа или его отдельных реквизитов предпочтительнее формулировать, указывая конкретную дату, которой это время должно соответствовать. Правильно поставленный вопрос выглядит примерно следующим образом:

«Соответствует ли время изготовления договора займа от 11.10.99 указанной в нем дате – 11.10.99, или он изготовлен в другое время?»

При такой постановке вопроса эксперт проводит исследование всех реквизитов документа с целью установления времени их изготовления. Очень часто в вопросе речь идет о конкретных реквизитах документа. Например: «Соответствует ли время нанесения оттисков печатей с обозначением “НИИ ЭМИ” и выполнения подписей от имени Козакова М.И. в договоре купли-продажи № 421 от 02.03.99 указанной в нем дате; если не соответствует, то в какой период времени нанесены указанные оттиски и выполнены подписи?»

Другие вопросы, относящиеся к временным характеристикам, формулируются примерно так:

«Одновременно ли изготовлены страницы кредитных договоров №№ 421, 422, 423 от 11.10.99; если не одновременно, то каков разрыв во времени изготовления 1, 2, 3 страниц?»

«Какова последовательность выполнения текста, подписи от имени Горского О.И. и нанесения оттиска печати с обозначением ЗАО «Полимерсклад» в протоколе собрания учредителей ЗАО «Полимерсклад»?

Неточности, допускаемые при формулировании вопросов, связанных с установлением временных характеристик, в основном сводятся к абстрактной постановке задачи без указания проверяемой даты или периода времени, например: «когда изготовлен данный документ….?». Для эксперта перспективнее проверять конкретные периоды времени и менее эффективен неопределенный поиск.

Правила формулирования идентификационных задач традиционно представлены в криминалистической литературе и источниках по судебной экспертизе. И все же классическая формулировка вопроса в редакции: «Нанесен ли оттиск данной печатью (штампом)?» Или: «Одной и той же или разными печатями (штампами) нанесены оттиски в документах?» - соблюдается далеко не всегда.

Поскольку речь идет о решении идентификационной задачи термин «соответствует», как уже упоминалось ранее, использовать не следует. Далее, в отношении исследуемых оттисков неизвестно, действительно ли они оставлены проверяемой печатью организации или нет. Поэтому правильнее писать не о печатях конкретной организации, а использовать словосочетание «от имени», аналогично тому, как это делается в отношении подписей.

Однако, формулируя в соответствии с рекомендациями первую часть вопроса, в отношении редакции второй части необходимо иметь в виду сказанное ранее о том, что в организации может быть несколько печатей, с течением времени они заменяются новыми, поэтому, говоря о проверяемой печати, следует в формулировке вопроса упомянуть: «образцы оттисков которой представлены эксперту».

Исследования оттисков печатных форм позволяют решать и диагностические задачи – определение способа нанесения изображения (отпечатка) и вид печатной формы, установление примерного времени получения отпечатков. При этом схематичные вопросы для экспертного исследования могут быть следующие:

«Каким способом нанесено изображение оттиска печати (штампа) в документе?

Каким способом изготовлена печать (штамп), оттиск которой имеется в документе?

Соответствует ли время нанесения оттиска печати (штампа) дате, указанной в документе; в какой период времени нанесен оттиск печати (штампа)?»

Эксперты-специалисты в области технического исследования документов в состоянии решить задачу идентификации конкретного принтера по текстам и копировально-множительного электрофотографического аппарата по изготовленным на нем копиям. Вопросы-схемы будут звучать следующим образом:

«На одном ли принтере (электрофотографическом аппарате) выполнены копии?

На том ли принтере (электрофотографическом аппарате), на котором выполнены копии-образцы, изготовлен представленный документ?»

Исследование материалов письма помогает решению задач по установлению способа выполнения текста (полиграфический, машинописный, рукописный) и нанесения на документ защитных средств с вынесением примерно следующих вопросов:

«Каким способом выполнен текст документа?

Одинаковым ли способом изготовлены представленные на экспертизу документы?

Выполнены ли отдельные реквизиты на электрофотографической копии путем монтажа?

Изготовлены ли документы с использованием изображения, имеющегося на представленных оригиналах?»

При установлении принадлежности частей одному документу решаются частные задачи по определению общности происхождения материалов письма (бумаги и вспомогательных веществ сравниваемых фрагментов документа).

Анализ экспертной практики показал, что лишь комплексный подход к исследованию материалов документов способствует успешному решению задач СТЭД. При этом используются методы: микроскопические, фотографические, физико-технические, химические, математические и ряд новых, разработанных в последнее время.

В судебно-экспертных учреждениях постоянно совершенствуются методики анализа состава паст и чернил: разработаны специфические реакции на смолы в составе паст для шариковых ручек; выяснены возможности дифференциации паст для шариковых ручек в штрихах, а также различения чернил для фломастеров отечественного и зарубежного производства; созданы методики исследования красящего вещества чернил и цветных типографских красок в штрихах с помощью тонкослойной хроматографии и спектрофотометрии.

В РФЦСЭ при МЮ РФ разработана методика определения давности выполнения штрихов пастами для шариковых ручек на основе изучения процесса естественного старения штрихов в условиях их хранения при температуре, близкой к комнатной, без доступа света путем применения метода термодесорбции-газожидкостной хроматографии на основе изучения остаточных количеств растворителей в штрихах. Возраст исследуемых штрихов оценивают путем сравнения характеристик относительного содержания растворителя в них с аналогичными характеристиками штрихов-моделей, давность выполнения которых совпадает (с точностью до дня, месяца, года) с проверяемой датой. Применение этой методики при производстве экспертизы позволяет устанавливать факты выполнения записей в документах в более позднее по сравнению с датами, указанными в документах, время: за несколько дней, одну неделю до представления на экспертизу, а не за один месяц и более; за один-три месяца до представления на экспертизу, а не за один год и более; за один год до представления на экспертизу, а не за три года и более.

В настоящее время изучены закономерности старения штрихов оттисков печатей (штампов), нанесенных штемпельными красками, штрихов текстов, выполненных струйным способом печати, и разработаны соответствующие методики определения возраста штрихов по содержанию в них летучих растворителей. Методики применимы для штрихов, возраст которых на момент анализа не превышает одного года[5].

Все чаще эксперты сталкиваются со случаями умышленного агрессивного воздействия на документ (светового, термического, химического) для придания ему вида состарившегося, чтобы затруднить экспертное исследование. Такое противодействие со стороны недобросовестных участников процесса не может не остаться незамеченным со стороны суда – уже сам факт такого воздействия свидетельствует о криминальном характере изготовления документа.

Ранее экспертная методика установления последовательности выполнения реквизитов в документе была ограничена возможностью решать данную задачу только по пересекающимся штрихам. Для этого применялась методы съемки объектов на электронном микроскопе и радиография. В отдельных случаях устанавливалась последовательность нанесения пересекающихся штрихов, выполненных одними и теми же материалами письма и пишущим прибором. Результаты проведенных в последние годы исследований расширяют возможности криминалистической дифференциации штрихов, выполненных одноцветными, близкими по составу материалами письма одного рода, в частности, выполненных пастами одной рецептуры, а также при установлении хронологической последовательности нанесения пересекающихся штрихов.

В настоящее время в РФЦСЭ при Минюсте России разработана и успешно применяется методика, позволяющая устанавливать последовательность рукописных реквизитов и реквизитов, выполненных электрофотографическим способом (в частности, печатного текста), и при отсутствии участков их взаимного пересечения[6].

Постановка задачи перед экспертом требует от лиц, участвующих в деле, и суда обеспечения всех условий, необходимых для ее разрешения, что осуществляется в процессе и результате подготовки материалов, которые должны быть направлены на экспертизу. Решение идентификационных и многих диагностических задач невозможно без сравнительного материала, который должен представляться надлежащего качества и в необходимом объеме. Этот этап работы является наиболее важным для успешного производства экспертизы.

 

Подготовка материаловдля экспертизы документов

Подготовка материалов для экспертизы документов включает следующее:

· определение исследуемого документа и непосредственного объекта, а также выполнение определенных требований обращения с ними;

· собирание и подготовку образцов и иных сравнительных материалов;

· собирание сведений, необходимых для производства экспертизы.

Вопрос об определении исследуемого документа, направляемого на экспертизу, возникает при назначении судебно-почерковедческой экспертизы в тех случаях, когда документ, содержащий подлежащие исследованию подписи или записи, имеется не в подлиннике, а в виде копии, изготовленной с помощью средств множительной техники.

Направление копии крайне нежелательно, т.к. это значительно ограничивает эксперта в решении задачи экспертизы. Только при условии, что невозможно принять меры к получению подлинника, например, документ уничтожен, в качестве исследуемого объекта на экспертизу может быть направлена его копия.

При назначении судебно-технической экспертизы документов следует учитывать, что эксперту может потребоваться в процессе производства экспертизы внести изменения в исследуемый документ. Так, при производстве исследований с целью установления способа, времени изготовления документа и его реквизитов, а также исследований с целью установления последовательности выполнения штрихов эксперт в первом случае наносит химические реактивы на штрихи, производит вырезки из штрихов документа, а во втором – наносит на штрихи в исследуемом документе экспериментальные штрихи материалами письма, аналогичными исследуемым. Кроме того, частичное уничтожение документа, взятие проб, вырезок из штрихов обязательно при исследовании в целях установления вида, потребительского назначения бумаги, способа выполнения документа, факта дописки, идентификации пишущего прибора по штрихам, идентификации принтера по текстам. В таких случаях эксперт не вправе это делать самостоятельно, без разрешения судьи. Судья же должен запросить согласие сторон на внесение в документ соответствующих изменений, прежде чем дать подобное разрешение.

В соответствии с ч. 3 ст. 10 ФЗоГСЭД «при проведении исследований вещественные доказательства и документы с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, могут быть повреждены или использованы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения. Указанное разрешение должно содержаться в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы либо соответствующем письме».

Если сторона не согласна на внесение в документ соответствующих изменений, данное экспертное исследование в соответствии с методикой проведено быть не может.

Памятуя о том, что риск наступления последствий несовершения процессуальных действий несут сами лица, участвующие в деле, стороне следует изготовить и нотариально заверить копию подлежащего исследованию документа, если в дальнейшем планируется его использование в делопроизводстве, представление в различные органы и организации.

При постановке перед экспертом идентификационных и ряда диагностических задач как судебно-почерковедческой, так и судебно-технической экспертизы документов должны представляться образцы, полученные от проверяемых объектов.

В соответствии с существующей процессуальной доктриной в области судебной экспертизы, в любом судопроизводстве представление объектов исследования, в т.ч. образцов, происходящих от конкретных лиц (исключая по понятным причинам судебно-медицинскую экспертизу), лежит на органе или лице, назначающих экспертизу. В ст. 16 ФЗоГСЭД предусмотрен прямой запрет эксперту самостоятельно собирать материал для экспертизы. В настоящее время следственное и судебное действие – получение образцов для сравнительного исследования предусмотрено в ст. 202 УПК РФ, ст. 81 ГПК РФ и ст. 26.5 КоАП РФ. В АПК подобная норма отсутствует.

В соответствии с методическими требованиями подготовки сравнительного материала для судебно-почерковедческой экспертизы эксперту должны быть представлены свободные и экспериментальные образцы почерка и (или) подписи предполагаемого исполнителя исследуемой рукописи. Кроме того, могут быть представлены условно-свободные образцы его почерка и (или) подписи. В области СТЭД при постановке идентификационных задач в отношении печати (штампа), принтеров, копировально-множительных аппаратов представляются свободные и экспериментальные образцы, для решения диагностической задачи по установлению давности выполнения документа – также может потребоваться предоставление сравнительных материалов.

В судебном почерковедении под свободными образцами почерка понимаются «рукописи (тексты – буквенные, цифровые; подписи), достоверно выполненные определенным лицом до возникновения данного дела и вне связи с его обстоятельствами»[7]. «Экспериментальными образцами являются рукописи, выполненные определенным лицом по специальному заданию суда в связи с назначением судебно-почерковедческой экспертизы»[8]. К условно-свободным образцам относятся «документы, выполненные данным лицом до возникновения дела, но в связи с ним либо после возникновения дела, но не в связи с его обстоятельствами»[9]. Экспериментальные образцы почерка – это рукописи, выполненные предполагаемым исполнителем текста или подписи специально для экспертизы.

В криминалистике разработана тактика получения образцов для сравнительного исследования[10], а в судебном почерковедении – рекомендации для подготовки материала для экспертизы[11].

Значение свободных образцов почерка или подписи в процессе судебно-почерковедческого исследования всегда очень велико, и это хорошо известно криминалистам. Свободные образцы обычно отражают присущие исполнителю рукописи особенности почерка. Поэтому их отсутствие у эксперта довольно часто приводит к невозможности решения задачи экспертизы.

Основное требование ко всем свободным образцам – их достоверность, т.е. выполнение представляемых рукописей именно тем лицом, образцами почерка которого они должны служить. За достоверность всех образцов почерка и подписи, предоставляемых на экспертизу, отвечает суд. В то же время свободные и условно-свободные образцы суду предоставляют стороны, которые могут умышленно или случайно ошибиться в отборе отдельных документов в качестве содержащих образцы почерка или подписи определенного лица.

Если одна из сторон окажется заинтересованной в неправильном результате экспертизы, она может представить заведомо недостоверный сравнительный материал. Такая ситуация не является надуманной. На практике автор настоящей работы при производстве экспертизы неоднократно сталкивался с такого рода умышленным подбором свободных образцов недобросовестной стороной.

Возможности проверки достоверности представленных свободных и условно-свободных образцов, хотя и несколько ограниченные, но имеются. Они состоят в подборе стороной, заинтересованной в установлении истинного факта, в качестве образцов таких документов, достоверность которых презюмируется. Такими документами являются:

а) копии удостоверяющих личность документов;

б) нотариально заверенные документы, содержащие подписи проверяемых лиц (в т.ч. банковские карточки);

в) официальные документы с подписями проверяемых лиц из предшествующего или текущего документооборота, подлинность которых не вызывает сомнений, документы из личного дела (с места работы), платежные ведомости и т.п.

Перед направлением на экспертизу документы и рукописные объекты, которые должны служить образцами почерка или подписи определенного лица, следует ему предъявить с целью подтверждения факта выполнения их именно данным лицом (если возможно – в судебном заседании). Желательно, чтобы образцы были удостоверены выполнившим их лицом. Если при этом лицо отрицает факт собственноручного выполнения текста или подписи или сомневается в этом, содержащий их документ служить образцом не может.

Во всех случаях, если возможно, образцы почерка или подписи, как и исследуемые рукописи, должны представляться эксперту в подлиннике, а не в виде электрофотографических копий.

Таким образом, между стороной, представляющей образцы почерка и подписи, с одной стороны, и экспертом – с другой всегда должен находиться судья, который оценивает образцы с точки зрения достоверности и достаточности и уже от своего имени направляет эксперту. Крайне желательно представление свободных и условно свободных образцов в количестве не менее 10.

При назначении экспертизы почерка и подписи обязательно представление экспериментальных образцов почерка и (или) подписи. Отсутствие экспериментальных образцов или представление их в очень ограниченном объеме значительно осложняет экспертный исследовательский процесс, а иногда делает его безрезультатным.

Достоинства экспериментальных образцов состоят в том, что, во-первых, с их помощью обеспечивается получение наиболее сопоставимого сравнительного материала, а, во-вторых, если они отобраны лично судьей, они всегда достоверны.

При подготовке сравнительного материала очень важна сопоставимость исследуемой рукописи и образцов. Если исследуемой рукописью является текст, соответственно образцы почерка представляются в виде документов, содержащих тексты, причем желательно, чтобы в их числе были тексты аналогичного содержания. В том случае, когда исследуемые объекты представляют собой подписи, эксперту необходимо представлять как образцы подписи, так и почерка. Особенно важно соблюдать это правило в случаях буквенной либо смешанной транскрипции исследуемой подписи. В этих случаях исполнителем подписи возможно использование вариантов строений букв в подписи из обычного почерка, которые и окажутся наиболее сопоставимыми с соответствующими почерковыми вариантами.

Экспериментальные образцы почерка и подписи должны выполняться в различных темпах: привычном, медленном, быстром. Представление экспериментальных образцов в различных темпах важно потому, что темп – наиболее типичный фактор, определяющий вариационность почерка, в том числе подписного. Отбирая образцы почерка и подписи в различном темпе - привычном, ускоренном, замедленном - легче выявить и предоставить в распоряжение эксперта наиболее сопоставимые варианты почерковых объектов, в особенности подписей: по транскрипции, объему и общим признакам почерка.

Почти у каждого лица имеются варианты подписи, приспособленные к выполнению в различном темпе. Они обычно различаются как составом, так и конструкцией (строением). В медленном темпе подписи выполняются большими по составу (в сравнении с подписями в привычном темпе). Такие подписи, а также «привычные» используются лицами при подписывании наиболее ответственных документов в обычных условиях (без дефицита времени). Подписи, выполняемые в быстром темпе, поспешно, по составу более сокращенные и по строению более упрощенные, чем «привычные». Нередко это небрежно выполненные подписи. При отборе экспериментальных образцов в различных темпах скорее достигается сопоставимость сравнительного материала, и, кроме того, эксперт получает возможность проследить проявления признаков исследуемой подписи в образцах и их устойчивость.

При назначении экспертизы подписи отбираются экспериментальные образцы: 1) почерка – в виде обозначения фамилии, имени и отчества, от имени которого исследуется подпись, и 2) подписи в различных темпах и привычных для данного лица вариантах. Выполнить запись или подпись исполнитель должен несколько раз. Для выполнения записи или подписи в одном темпе отводится не менее листа. На каждом листе обычно выполняется не менее 10 подписей.

В отдельных случаях, может возникнуть потребность в образцах, выполненных с различным наклоном, с помощью различных материалов письма, в различной, в том числе необычной, обстановке (определенная поза, освещенность и т.п.).

Экспериментальные образцы должны отбираться непосредственно судьей, чем обеспечивается их достоверность. Как показывает судебная практика, они отбираются в процессе судебного заседания. Судья при этом устанавливает личность экспериментируемого, проверяет паспортные данные. Отбор экспериментальных образцов и условия их получения фиксируются в определении суда.

В судебной практике имеют место случаи, когда судья поручает представление экспериментальных образцов сторонам, которые выполняют их вне поля зрения суда. Это недопустимо, ибо в этом случае не может быть обеспечена их достоверность.

Нельзя признать удачной практику направления судьей лица для отбора экспериментальных образцов почерка и подписи и их удостоверения к нотариусу. Нотариус может только удостоверить собственноручное выполнение текста или подписей данным лицом, однако обеспечить необходимые условия получения образцов он не обязан, да и не может в силу некомпетентности. Затруднений же у судьи в удостоверении факта собственноручного выполнения лицом экспериментальных образцов, надо полагать, не возникает.

Для эксперта экспериментальные образцы – не только необходимый сравнительный материал, но, будучи отобранными и заверенными судьей, они являются и средством проверки достоверности других – свободных и условно-свободных образцов почерка и подписи.

При представлении свободных и условно-свободных образцов в суд сторона может ошибиться и в числе образцов окажется документ, содержащий рукопись (подпись), выполненную другим лицом, нежели то, образцом почерка которого она должна служить. Располагая экспериментальными образцами, достоверность которых несомненна, эксперт в состоянии исправить эту ошибку, исключив сомнительный образец из сравнительного материала. При этом он должен оговорить указанное обстоятельство в своем заключении. Судья и стороны в этом случае не могут настаивать на использовании такого «образца» в экспертном исследовании.

Как свидетельствует судебная и экспертная практика, необходимые сравнительные материалы довольно часто представляются без соблюдения соответствующих требований: недостаточного качества и в очень ограниченном объеме. В результате эксперты вынуждены возбуждать ходатайства о представлении дополнительного сравнительного материала (по данным обобщений примерно в 50% случаев). Невыполнение таких ходатайств приводит к ограничению возможностей решения экспертной задачи и дачи заключения, т.е. служит причиной вероятного вывода либо вывода в форме НПВ (не представилось возможным разрешить поставленный перед экспертом вопрос). Некачественная подготовка сравнительного материала и необходимость запроса дополнительных материалов приводит к тому, что как судопроизводство, так и работа эксперта существенно теряют в оперативности, способствуют возникновению волокиты.

Кроме исследуемой рукописи и сравнительного материала для производства судебно-почерковедческой экспертизы могут потребоваться сведения о предполагаемом исполнителе рукописи и об условиях ее выполнения. Они необходимы тогда, когда свидетельствуют о состоянии лица или условиях выполнения документа, выходящих за рамки стандартных, и могут повлиять на письменно-двигательный функционально-динамический комплекс навыков конкретного лица. Здесь имеются в виду сведения о пожилом или старческом возрасте предполагаемого исполнителя; о его определенных заболеваниях (опорно-двигательного аппарата, в особенности плечевого пояса, сердечно-сосудистой системы (например, инсульт), глаз (например, частичная слепота, астигматизм) и др.); о его состоянии во время выполнения рукописи (алкогольное опьянение, стресс и др.); об обстановке, в которой выполнялась рукопись (необычная поза, плохая освещенность, письмо при движении транспортного средства и т.п.).

О таких сведениях, если поступает соответствующая информация от участников процесса, следует сообщать эксперту в определении. Если же такой информации нет, а необходимость в ней возникнет в процессе производства экспертизы, эксперт возбуждает ходатайство о предоставлении ему дополнительных данных. К такого рода ходатайству следует отнестись очень внимательно и постараться получить их (например, запросить историю болезни из медицинского учреждения) и передать эксперту.

В судебно-технической экспертизе документов материалами для сравнения считаются образцы, представляемые органом или лицом, назначившим экспертизу, для проведения идентификационного исследования объектов, применявшихся для изготовления документа, а также для проведения некоторых диагностических исследований[12]. При исследовании реквизитов документа образцы могут быть свободными и экспериментальными.

В отличие от соответствующего определения свободных образцов в судебно-почерковедческой экспертизе их принадлежность к данной группе не обусловлена конкретными датами – моментом изготовления документа или временем возникновения дела. Достаточно того, чтобы они были сопоставимы и (или) изъяты либо истребованы органом или лицом, назначившим экспертизу, для экспертного исследования. Время существенно лишь в той мере, в какой оно влияет на сопоставимость исследуемого объекта и образцов, т.е. при прочих равных условиях, образцы, относящиеся ко времени изготовления исследуемого документа, будут более сопоставимыми при сравнении реквизитов, чем выполненные с большим интервалом во времени.

Экспериментальными образцами, аналогично их пониманию в судебном почерковедении, считаются образцы реквизитов или материалов документа, полученные специально для предстоящей экспертизы.

По данным судебной и экспертной практики из числа идентификационных задач в области СТЭД наиболее часто ставятся задачи идентификации печати по оттискам. При постановке перед экспертом такой задачи эксперту-специалисту в области технического исследования документов направляются свободные (10-20 документов с оттисками печати) и экспериментальные образцы оттисков соответствующих печати или штампа (10-20 экспериментальных оттисков), а иногда и собственно печать либо штамп.

Экспериментальные образцы оттисков печатей (штампов) могут быть получены как судьей, так и экспертом в процессе производства экспертизы. Предпочтительной является ситуация, когда имеется возможность направить эксперту печать или штамп, которыми предположительно нанесен оттиск в исследуемом документе. В этом случае получение экспериментальных образцов производится экспертом в процессе исследования, и он имеет возможность получить их во всех необходимых, в т.ч. нестандартных условиях.

Если печать или штамп направить эксперту невозможно, судья должен сам получить эти оттиски, но при этом убедиться, что речь идет именно о данной печати (по наименованию конкретной организации – той же, что значится в исследуемом оттиске). Отбор экспериментальных образцов производится, варьируя степень интенсивности нажатия (окрашивания), меняя направление усилий при прижатии печати (вправо, вверх, вниз, влево, перпендикулярно к поверхности бумаги), на разной – мягкой и твердой подложке. На бумаге с оттисками следует указывать, в каких условиях были получены оттиски, и заверить их.

Свободные образцы оттисков печатей и штампов особенно незаменимы, если с момента изготовления исследуемого документа прошло много времени. Печать могла быть вообще другой или сильно измениться за это время в результате ее эксплуатации. Поэтому важно представить эксперту в качестве свободных образцов оттиски печати на документах, относящихся к тому же отрезку времени, что и исследуемый документ. Как показывает экспертная практика, бывают случаи, когда в качестве экспериментальных образцов представляются оттиски одной печати, а в качестве свободных –другой, что выясняется только в процессе экспертного исследования.

Документы, содержащие свободные образцы оттисков печатей, обычно представляют стороны. Обязанность судьи – проверить достоверность такого рода образцов. Как правило, стороны представляют официальные документы из текущего документооборота, подлинность которых сомнений не вызывает. Достоверными считаются образцы оттисков печатей, находящиеся в банковских карточках, копии оттиска печати в учредительных документах и т.п.

При идентификации принтера необходимы тексты, выполненные на проверяемом принтере в тот же период, когда был напечатан исследуемый документ. При подборе образцов следует отдавать предпочтение документам, сопоставимым с исследуемым (по содержанию, размеру и конфигурации знаков шрифта). Необходимо представлять экспериментальные тексты-образцы, в случае проверки возможности исполнения исследуемого документа с использованием того же картриджа, который установлен в принтере на момент направления документа на экспертизу.

При идентификации средств репрографии (копировально-множительных аппаратов) необходимо представить свободные образцы в количестве не менее 10 страниц – документы, изготовленные на данном аппарате примерно в то же время. Дополнительно следует приложить справку о проведенных с момента изготовления исследуемого документа ремонтных работах (с указанием характера ремонта).

При назначении СТЭД с постановкой диагностических задач эксперту также представляются сравнительные материалы. Так, при постановке перед экспертом задачи – установить время изготовления документа и его реквизитов требуется различный сопоставимый сравнительный материал. Если исследуется текст, отпечатанный на принтере (пишущей машине), необходимо представление в качестве образцов документов, тексты которых отпечатаны на этом же принтере в проверяемый период, иначе экспертиза вообще бесперспективна.

В том случае, если исследуется время нанесения оттисков печати, очень важно представление в качестве свободных образцов оттисков, нанесенных также в проверяемый период времени, причем, если этот период небольшой, желательно получить образцы с краткими интервалами, например, 1-2 документа за месяц. Предпочтительным является при этом представление образцов, нанесенных той же штемпельной краской, а, если возможно, то с использованием той же штемпельной подушки. Для исследования подписи с аналогичной целью очень важно представить в качестве сравнительного материала документы, содержащие подписи от имени того же лица, выполненные в тот же период времени, тем же пишущим прибором и с пастой либо чернилами того же состава.

При решении задачи установления способа нанесения оттиска печати необходимы образцы: в виде документов с оттисками печати данной организации, нанесенными в период соответствующий времени изготовления исследуемого документа; официальной копии оттиска печати, зарегистрированной в регистрационной палате. Если проверяется возможность выполнения документа путем монтажа, целесообразно представить на экспертизу документы, реквизиты которых могли быть использованы в качестве оригиналов при копировании.

Также разнообразны сведения, которые требуются эксперту при назначении СТЭД. Для решения вопроса о времени изготовления документа и его реквизитов необходимо сообщать: когда был представлен в суд исследуемый документ (время приобщения документа к материалам дела), каков проверяемый период времени (когда предположительно мог быть изготовлен исследуемый документ).

Для решения вопроса о способе нанесения оттиска печати очень важна информация о способе изготовления печати данной организации (лазерное гравирование, фотополимерный способ и др.) и о количестве изготовленных печатей.

Упомянутые образцы и сведения эксперт чаще получает только по своему ходатайству об этом. Иногда ему в этом бывает отказано. Если ходатайство не удовлетворяется, то экспертиза, как правило, не может быть закончена получением категорического вывода.



[1]см. Шляхов А.Р. Классификация судебных экспертиз. Учебное пособие. Волгоград, 1980, с.с. 12, 23.

[2]Комплексная методика установления подлинности (неподлинности) кратких и простых подписей (Методическое пособие для экспертов) ВНИИСЭ, М., 1987; Судебно-почерковедческая экспертиза малообъемных почерковых объектов. Вып. 2. Методики исследования текстов малого объема и кратких записей (Методическое пособие для экспертов) РФЦСЭ, М., 1996; Судебно-почерковедческая экспертиза малообъемных почерковых объектов. Вып. 3. Методики исследования подписей (Методическое пособие для экспертов) РФЦСЭ, М., 1997.

[3]Криминалистическое исследование подписей, выполненных в необычных условиях (намеренное изменение, подражание, состояние алкогольного опьянения и стресса), в целях установления их подлинности (неподлинности). Методическое пособие для экспертов. ВНИИСЭ, М., 1994; Исследование подписей, выполненных в необычных условиях (Методическое пособие для экспертов). РФЦСЭ, М., 2002.

[4]Смирнов А.В. Программа "ОКО-1" для исследования кратких и простых почерковых объектов // Теория и практика судебной экспертизы. М.: ГУ РФЦСЭ, 2006. Вып. 1. С. 121.

[5]Судебная экспертиза в арбитражном процессе/Под ред. Д.В. Гончарова, И.В. Решетниковой. М.: Волтерс Клувер, 2007.

[6]Тор


Размер файла: 0.00 Кб
Скачиваний: 2831

- Загрузить документ "М.В. Жижина "Определение задачи экспертизы и формулирование вопросов экспертам. Возможности экспертизы документов""


Назад в библиотеку


Наверх